Решение по гражданскому делу — апелляция

Решение по гражданскому делу — апелляция

Судья:          Козлова Е.А.

Докладчик: Карболина В.А.                                Дело№ 33-3896/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

Председательствующего     Черных С.В. 

судей                        Карболиной В.А., Давыдовой И.В.

при секретаре        Солодовой Е.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 07 мая 2019 года гражданское дело по апелляционной жалобе представителя Федосова А.Г. – Зырянова К.В. на решение Железнодорожного районного суда г. Новосибирска от 28 декабря 2018 года, которым отказано в удовлетворении исковых требований Федосова А. Г. к ООО «Цевентус», Бурову С. В., Мосину Д. С., Фролову Р. Е. о взыскании задолженности по договору займа.

Встречное исковое заявление удовлетворено.

Договор займа от 04.10.2016 между Федосовым А. Г. и ООО «Цевентус» на сумму 8 000 000 рублей признан незаключенным.

Взысканы с Федосова А. Г. в пользу Мосина Д. С. расходы по уплате государственной пошлины в размере 300 рублей.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Карболиной В.А., объяснения представителя Мосина Д.С. – Грачева Н.Н., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА: 

Федосов А. Г. обратился с иском к ООО «Цевентус», Бурову С.В., Мосину Д.С., Фролову Р.Е., в котором просил с учётом уточнений взыскать в солидарном порядке с ответчиков задолженность по договору займа от 04.10.2016 в размере 8000 000 рублей, проценты за пользование займом за период с 05.03.2017 по 05.09.2018 в размере 4 760 000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 28.06.2017 по 05.09.2018 в размере 753 111,11 рублей, а всего 13 513 111,11 рублей.

В обоснование исковых требований указано, что 04.10.2016 между Федосовым А.Г. и ООО «Цевентус» был заключён договор займа, по условиям которого займодавец Федосов А.Г. передал на условиях возвратности и платности в собственность заёмщика ООО «Цевентус» 8 000 000 рублей. Факт получения денежных средств заёмщиком в полном объёме подтверждается п. 1.3 договора займа от 04.10.2016. Согласно п. 1.5 договора денежные средства переданы заёмщику до востребования. Сумма займа с процентами должна быть возвращена заёмщиком в течение 20 календарных дней со дня предъявления займодавцем требования об этом. Требование должно быть направлено на электронную почту заёмщика <адрес> В силу п. 1.4 договора на сумму займа начисляются проценты из расчёта 3,5 % в месяц. В обеспечение исполнения обязательств по договору между Федосовым А.Г. и Буровым С.В., Мосиным Д.В., Фроловым Р.Е. были заключены договоры поручительства № 1, № 2, № 3 от 04.10.2016 соответственно. По данным договорам каждый из поручителей обязывается перед кредитором отвечать за исполнение ООО «Цевентус» своих обязательств, возникших из договора займа от 04.10.2016, в том числе в отношении основной суммы займа и процентов из расчёта 3,5 % в месяц. ООО «Цевентус» вплоть до 05.03.2017 погашал проценты за пользование займом, установленные п. 1.4 договора займа в сумме 280 000 рублей ежемесячно, впоследствии расчёты по договору прекратились.

07.06.2017 Федосов А. Г. направил на адрес электронной почты svburov@gmail.com письмо с требованием возврата денежных средств, переданных по договору займа от 04.10.2016, а также оплаты процентов за пользование займом. Однако до настоящего времени от общества ответ на указанное требование не получен, денежные средства не возвращены.

22.02.2018 в адрес поручителей было направлено электронное письмо с требованием в десятидневный срок погасить задолженность по договору займа в пределах суммы, обеспеченной договорами поручительства. В ответ на указанное требование от Бурова С.В. и Мосина Д.С. было получено письмо, из содержания которого следовало, что данные лица не признают факт заключения договоров займа и факт получения денежных средств именно ООО «Цевентус».

Представителем Мосина Д.С. было заявлено встречное исковое заявление о признании незаключённым договора займа от 04.10.2016 между Федосовым А.Г. и ООО «Цевентус». В обоснование встречного искового заявления указано, что договор является незаключённым в силу его безденежности, признание указанного договора незаключённым полностью исключает удовлетворение первоначального иска. Договор займа, на который ссылается истец, не содержит указания на то, что к моменту подписания договора денежные средства от займодавца уже были переданы заёмщику. Исходя из буквального толкования слов и выражений, содержащихся в тексте договора следует, что займодавец передаёт денежную сумму, передаваемая денежная сумма передается, указанная денежная сумма является передаваемой, а не уже переданной к моменту подписания договора. При этом истец необоснованно указывает, что факт получения денежных средств заёмщиком в полном объёме подтверждается п. 1.3 договора. С учётом указания в п. 1.1., 1.2, 1.5 договора на указанную в нём сумму, как передаваемую (но не полученную) утверждение истца о том, что подписанный договор означает передачу займа является упречным и не соответствует буквальному содержанию слов и выражений в договоре.

В протоколе судебного заседания зафиксированы пояснения истца Федосова А.Г., которыми он подтвердил следующие юридически значимые обстоятельства: 04.10.2016 истец находился в г. Москве, 04.10.2016 истец с Мосиным Д.С. не встречался.

04.10.2016 истец денежные средства в размере 8 000 000 Мосину Д.С. не передавал. Также истец сообщил суду, что 04.10.2016 снимал деньги в <адрес> <адрес> в отделении банка и передал там деньги Бурову С.В. При подписании договора займа, датированного 04.10.2016, с местом составления в г. Новосибирске денежные средства Мосину Д.С. либо ООО «Цевентус» фактически не передавались, истец подписал договор в г. Москве. Истец суду пояснил, что занимал деньги фактически Бурову С.В., был уверен, что те договоры, которые подписаны, имеют юридическое значение. Установленные указанными допустимыми доказательствами юридически значимые обстоятельства подтверждают незаключённость договора займа 04.10.2016 между истцом и ООО «Цевентус». Доказательств, опровергающих это, истцом не представлено. Первоначальный иск основан на незаконченном договоре займа, который оспаривают по безденежности все ответчики. Письменными пояснениями Буров С.В. отверг позицию истца, что получил займ для Мосина Д.С. или ООО «Цевентус».

Судом постановлено указанное выше решение, обжалуемое Федосовым А.Г.

В апелляционной жалобе его представитель Зырянов К.В. просит решение суда отменить.

В обоснование доводов апелляционной жалобы указывает, что вывод суда первой инстанции о недоказанности факта передачи денежных средств по договору займа от 04.10.2016 года не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В рассматриваемом случае между сторонами спора не имеется разногласий относительно существенных условий договора займа от 04.10.2016 года.

Более того ООО «Цевентус» и его генеральный директор Мосин Д.С. подтверждают факт наличия между сторонами заемных отношений на условиях возвратности (п. 1.5. договора займа от 04.10.2016 года) и платности (п. 1.4. договора займа от 04.10.2016 года).

Содержание п. 1.1., 1.2 договора займа от 04.10.2016 года определяет предмет договора и по своему содержанию повторяет формулировку, данную законодателем в п. 1 ст. 807 ГК РФ. Пункт 1.5. устанавливает срок возврата заемных денежных средств. Использование в данных положениях договора займа от 04.10.2016 года слов «передает», «передаваемая» и «передается» в настоящем времени само по себе не противоречит факту получения денег заемщиком и не отменяет его.

Следовательно, п. 1.3. договора займа от 04.10.2016 года, содержащий фразу «настоящий договор, подписанный сторонами, означает, что сумма займа передана Займодавцем Заемщику» удостоверяет факт получения ООО «Цевентус» заемных денежных средств и одновременно является актом приема-передачи денег. При этом применение к спорному содержанию договора положений ст. 431 ГК РФ в данном случае недопустимо, так как п. 1.3. договора займа от 04.10.2016 года устанавливает факт исполнения договора, а не регламентирует какие-либо его существенные условия.

Обращает внимание на п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», согласно которому «если сторона приняла от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердила действие договора, она не вправе недобросовестно ссылаться на то, что договор является незаключенным (пункт 3 статьи 432 ГК РФ)».

Отмечает, что кроме прямого подтверждения факта передачи денежных заемных средств, содержащегося в п. 1.3. договора займа от 04.10.2016 года, о его заключенности, свидетельствуют так же то обстоятельство, что именно стороной ответчиков была предложена для подписания версия договора займа от 04.10.2016 года, в том числе содержащая в себе акт приема-передачи денежных средств (п. 1.3. договора). В таком случае единственным необходимым условием для заключения договора займа от 04.10.2016 года являлось его подписание со стороны ООО «Цевентус», как подтверждение фактического принятия последним объекта займа. При этом в ходе переговоров сторонами было согласовано условие о передаче денежных средств исключительно в наличной форме.

Учитывая длительные дружественные отношения между истцом и руководителем ООО «Цевентус» Мосиным Д.С., а так же Буровым С.В., у Федосова А.Г. не возникло сомнений относительно юридической силы предложенного для подписания договора займа. Кроме того, Федосов А.Г. был уверен, что предложенный стороной ответчиков проект договора гарантирует правовую защиту в случае неисполнения обществом своих обязательств по возврату суммы займа.

Вывод суда об отсутствии у Бурова С.В. на принятие денежных средств по договору займа от 04.10.2016 года от имени ООО «Цевентус» противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Так же судом был применен закон, не подлежащий применению.

Делая вывод о безденежности договора займа от 04.10.2016 года, ссылается на положения Указания Банка России от 11.03.2014 N 3210-У «О порядке ведения кассовых операций юридическими лицами и упрощенном порядке ведения кассовых операций индивидуальными предпринимателями и субъектами малого предпринимательства». 

Между тем заемные отношения сторон регулируются исключительно положениями гл. 42 ГК РФ.

Ни Федеральный закон от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», ни Указания Банка России от 11.03.2014 N 3210-У, ни иные нормативные правовые акты, на которые в своих возражениях ссылается Мосин Д.С., не регулируют отношения сторон по договору займа, а бухгалтерские документы не могут однозначно подтверждать наличие или отсутствие факта передачи денежных средств.

Тот факт, что поступление денежных средств по договору займа от 04.10.2016 года не отражено в данных бухгалтерского учета ООО «Цевентус» не является основанием для признания договора займа незаключенным по безденежности, а свидетельствует лишь о ненадлежащем ведении обществом бухгалтерского учета, о несоответствии в отчетности суммы дохода реальному доходу, и может являться основанием для привлечения общества к налоговой или административной ответственности.

Федосов А.Г., не обладая соответствующими полномочиями, был не вправе контролировать отразило ли ООО «Цевентус» у себя в бухгалтерском учете получение денежных средств по договору займа от 04.10.2016 года.

Вывод суда первой инстанции о том, что в решении Черемушкинского районного суда города Москвы от 01.10.2018 года отсутствуют обязательные для настоящего дела выводы о заключённости договора займа от 04.10.2016 года, не соответствует действительности и противоречит установленным Черемушкинским районным судом города Москвы обстоятельствам.

Указанным решением с Селезнева А.И. в пользу Федосова А.Г. взыскана задолженность по договору поручительства. К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены ООО «Цевентус», Мосин Д.С., Буров С.В., Фролов Р.Е. Судом установлено, что в соответствии с договором поручительства № 1 от 30.05.20,18 года Селезнев А.И. обязался отвечать перед Федосовым А.Г. за исполнение ООО «Цевентус» заемных обязательств, в том числе по договору займа от 04.10.2016 года, заключенного между Федосовым А.Г. и ООО «Цевентус» в пределах 100 000 рублей основного долга. В связи с неисполнением обязательств по договорам займа судом удовлетворен иск. При этом суд исходил из доказанности факта заключения договора займа от 04.10.2016 года и существования заемных обязательств между Федосовым А.Г. и ООО «Цевентус», что в свою очередь явилось основанием для удовлетворения иска.

При этом ООО «Цевентус», Мосин Д.С., Буров С.В., Фролов Р.Е. обладали информацией о рассмотрении в Черемушкинском районном суде города Москвы спора между Федосовым А.Г. и Селезневым А.И. и осознавали юридические последствия своего процессуального поведения в Черемушкинском районном суде города Москвы.

Отсутствие возражений относительно действительности и исполнимости договора займа от 04.10.2016 года со стороны заемщика и иных сопоручителей влечет за собой невозможность в дальнейшем данным лицам ссылаться на обстоятельства, которые могли быть заявлены, но не были предметом рассмотрения судебного спора.

В рассматриваемом случае ООО «Цевентус», Мосин Д.С., Буров С.В., Фролов Р.Е. не представили в Черемушкинский районный суд города Москвы какие-либо возражения относительно заключенности договора займа от 04.10.2016 года, тем самым фактически признав обоснованными требования истца.

Проверив материалы дела на основании ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

    Согласно ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. 

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно положениям ст. 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

П. 1 ст. 812 ГК РФ определено, что заемщик вправе оспаривать договор займа по безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

Согласно ч. 1 ст. 364 ГПК РФ поручитель вправе выдвигать против требования кредитора возражения, которые мог бы представить должник, если иное не вытекает из договора поручительства. Поручитель не теряет право на эти возражения даже в том случае, если должник от них отказался или признал свой долг.

     В силу положений ст.421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

        Согласно разъяснениям, изложенным в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, №       (2015),           утвержденном

Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.11.2015, в случае спора, вытекающего из заемных правоотношений, на кредиторе лежит обязанность доказать факт передачи должнику предмета займа и то, что между сторонами возникли отношения, регулируемые главой 42 Гражданского кодекса Российской Федерации, а на заемщике — факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа либо безденежность займа.

Кроме того, из содержания указанных выше правовых норм и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации следует, что при подписании сторонами письменного договора займа, содержащего условие о получении денежных средств заемщиком, обязанность по доказыванию безденежности займа возлагается на заемщика.

В силу ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (часть 1). Если правила, содержащиеся в части первой данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон (часть 2).

           Из показаний истца Федосова А. Г. следует, что 04.10.2016 между ним и ООО «Цевентус» был заключен договор займа (т. 1 л.д. 8), согласно п. 1.1, 1.4 которого займодавец Федосов А. Г. передает в собственность заемщику ООО «Цевентус» денежную сумму наличными в рублях, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же денежную сумму с процентами из расчета 3,5% в месяц.

Согласно п. 1.2 договора займа передаваемая займодавцем заемщику денежная сумма, в дальнейшем именуемая сумма займа, составляет 8 000 000 руб.

П. 1.3 договора предусмотрено, что настоящий договор, подписанный сторонами, означает, что сумма займа передана займодавцем заемщику.

Из п. 1.5 договора следует, что сумма займа передается займодавцем заемщику до востребования и должна быть возвращена заемщиком с процентами в течение 20 календарных дней со дня предъявления займодавцем требования об этом. Требование должно быть направлено на э/почту заемщика.

Согласно п. 1.6 договора займа исполнение обязательств обеспечено поручительством Фролова Р.Е., Бурова С.В., Мосина Д. С. Истцом представлены соответствующие копии договоров поручительства № 1, № 2 и № 3 (л.д. 9-11).

Отказывая истцу Федосову А.Г. в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по договору, суд исходил из указанных положений закона, а также следующих выводов, сделанных судом.

Из п. 1.3 представленного договора займа от 04.10.2016 следует, что настоящий договор, подписанный сторонами, означает, что сумма займа передана займодавцем заемщику.

Исходя из того, что в п. 1.1 договора указывается, что займодавец передаёт в собственность денежную сумму, а не передал, в п. 1.2 договора денежная сумма называется передаваемой, а не переданной, в п. 1.5 говорится о том, что сумма займа передаётся займодавцем заёмщику, а не передана, то есть, во всех пунктах договора, кроме п. 1.3 идёт речь о сумме займа, как передаваемой по договору, а не переданной на момент его заключения, отдельный акт-приёма передачи денежных средств, определяющей время и место передачи денежных средств по договору займа ни истцом, ни ответчиками суду представлен не был., судом первой инстанции в решении сделан вывод, что сопоставление п. 1.3 договора займа с другими условиями договора не позволяет конкретно определить содержание договора, в том числе сделать однозначный вывод о том, что договор имеет силу акта приёма-передачи денежных средств, в связи с чем, судом должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. 

Представителем Мосина Д. С. указывается на то, что денежные средства по договору займа не были получены ни ООО «Цевентус», ни его генеральным директором Мосиным Д. С.

При этом Мосиным Д. С. факт подписания договора не оспаривается, поскольку, по его утверждению, им велись переговоры о займе денежных средств у истца, что указывается, в частности, в возражениях ответчика ООО «Цевентус» относительно исковых требований (т. 1 л.д. 69-71).

Тем не менее, в силу ст. 807 ГК РФ договор займа является реальным, поскольку считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Заёмщиком по оспариваемому договору займа является юридическое лицо, а любое движение денежных средств, как безналичных, так и наличных, должно отражаться юридическими лицами в их бухгалтерской документации, в том числе оборотно-сальдовых ведомостях, кассовых книгах.

Исходя из представленных в материалы дела стороной ответчика выписок по лицевым счетам ООО «Цевентус» (т. 1 л.д. 72-243), денежные средства в размере 8 000 000 рублей по договору займа от 04.10.2016 на расчётные счета ООО «Цевентус» в безналичной форме не поступали.

Однако истец не представил суду приходные ордера о получении денежных средств по договору займа от 04.10.2016 ООО «Цевентус». Не представлены такие приходные кассовые ордеры и ответчиком.

В судебном заседании 30.07.2018 (т. 2 л.д. 128-129) истец пояснил, что у него была договорённость с Буровым С. В. и Мосиным Д. С. о том, что они подъедут в г. Москву и возьмут деньги. Проект договора займа и договора поручительства, по утверждению истца, ему выслали на электронную почту, а

    договоры были подписаны в другой редакции. В силу дружеских отношений истец доверял Бурову С. В., договорился с ним, что они встретятся

    на Никитском бульваре, 12 в отделении банка. Истец снял деньги в отделении банка, однако приехал только Буров С. В., в отделении банка истец передал деньги Бурову С. В. Мосин Д. С. позвонил истцу на следующий день через приложение и сказал, что деньги получил (л.д. 129).

Следует отметить, что Буров С. В. не является сотрудником ООО «Цевентус», доказательств представления Бурову С. В. полномочий на получение денежных средств от имени ООО «Цевентус» суду не представлено. Сам Буров С. В. факт получения денежных средств от истца отрицает (л.д. 171-172).

Судом сделан вывод, что представленный истцом расходный кассовый ордер о снятии наличных денежных средств в размере 8 000 000 рублей с его счета в банке (т. 2 л.д. 98) не подтверждает передачу этой суммы заёмщику ООО «Цевентус».

Суд посчитал, что выписка по счету Федосова А. Г. в АО «Райффайзенбанк» (л.д.), подтверждающая перечисление Буровым С. В. на счет истца денежных средств в марте 2017 года не может служить доказательством того, что заёмщиком исполнялись обязательства по договору займа от 04.10.2016, поскольку Буров С. В. мог перечислять истцу денежные средства по иным обязательствам и договорам.

Представленное истцом заключение психофизиологического исследования с использованием полиграфа (т. 2 л.д. 146-170) также не может служить доказательством заключения договора займа от 04.10.2016 между Федосовым А. Г. и ООО «Цевентус».

Представленные истцом расшифровки аудиозаписей также сами по себе не подтверждают реальность договора займа от 06.10.2016, в разговорах не идет речь о конкретных договорах и конкретных суммах, определить относимость переговоров к предмету настоящего спора не представляется возможным.

Относительно доводов истца о преюдициальном значении для настоящего дела решения Черемушкинского районного суда г. Москвы от 01.10.2018 по делу по иску Федосова А. Г. к Селезнёву А. И., вступившего в законную силу, суд отмечает следующее.

К участию в данном деле были привлечены в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, Фролов Р. Е., Буров С. В., Мосин Д. С., ООО «Цевентус».

В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Между тем, Черемушкинским районным судом г. Москвы при рассмотрении иска Федосова А. Г. к Селезнёву А. И., как к одному из поручителей по договору займа от 04.10.2016, не устанавливалось обстоятельство заключения договора займа от 04.10.2016, ответчик признал иск в части основного долга, вопрос о безденежности договора займа от 04.10.2016 Черемушкинским районным судом г. Москвы не разрешался, обстоятельства заключения договора поручительства с Селезнёвым А. И. за вознаграждение, уплаченное Федосовым А. Г., не проверялись.

Таким образом, суд пришел к выводу, что в решении Черемушкинского районного суда г. Москвы от 01.10.2018 отсутствуют обязательные для настоящего дела выводы о заключённости договора займа от 04.10.2016.

Принимая во внимание изложенное, суд пришел к выводу, что доводов представителей ответчиков достаточно для признания безденежности договора займа от 04.10.2016, то есть его незаключённости.

Поскольку договор займа от 04.10.2016 между Федосовым А. Г. и ООО «Цевентус» является незаключённым, суд указал в решении, поэтому и не могут быть удовлетворены и требования истца к поручителям по данному договору Фролову Р. Е., Бурову С. В., Мосину Д. С.

При таких обстоятельствах судом в решении сделан вывод, что подлежат удовлетворению требования встречного искового заявления, договор займа от 04.10.2016 между Федосовым А. Г. и ООО «Цевентус» на сумму 8 000 000 рублей признаётся судом незаключенным.

Судебная коллегия, исследовав материалы дела, обсудив доводы жалобы, находит правильным в соответствии с положениями п.3,4 ч.1 ст.330 ГПК РФ отменить решение суда в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; неправильным применением норм материального права, и принять новое решение, которым в удовлетворении встречного иска Мосину Д.С. отказать, исковые требования Федосова А.Г. удовлетворить, исходя из следующих норм материального права и обстоятельств по делу.

В соответствии с п.1 ст.432 ГК РФ, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно п.2 ст.433 ГК РФ, если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества ( ст.224 ГК РФ).

В соответствии с абзацем вторым п.1 ст.807 ГК РФ договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. При этом установлено, что в подтверждение исполнения договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (п.2 ст.808 ГК РФ).

В силу ст.431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

На л.д.8 имеется договор займа от 04.10.2016г., заключенный между Федосовым А.Г. «Займодавец» и ООО «Цевентус» «Заемщик» в лице генерального директора Мосина Дмитрия Сергеевича, действующего на основании Устава, данный договор подписан сторонами, стороны в ходе рассмотрения дела не оспаривали свои подписи в данном договоре, к тому же подпись генерального директора ООО «Цевентус» Мосина Д.С. удостоверена печатью ООО «Цевентус».

Данный договор подтверждает факт наличия между указанными сторонами заемных отношений на условиях возвратности (п.1.5. договора) и платности (п.1.4. договора).

Содержание п.1.1., 1.2 договора займа от 04.10.2016 г. определяет предмет договора и по своему содержанию повторяет формулировку, данную законодателем в п.1 ст.807 ГК РФ. Пункт 1.5. устанавливает срок возврата заемных денежных средств. Использование в данных положениях договора займа от 04.10.2016г. слов «передает», «передаваемая» и «передается» в настоящем времени само по себе не противоречит факту получения денег заемщиком и не отменяет его.

Следовательно, п.1.3. договора займа от 04.10.2016г., содержащий фразу «настоящий договор, подписанный Сторонами, означает, что сумма займа передана Займодавцем Заемщику» удостоверяет факт получения ООО «Цевентус» заемных денежных средств и одновременно является актом приема-передачи денег. При этом применение к спорному содержанию договора положений ст.431 ГК РФ в данном случае недопустимо, так как п.1.3. договора займа от 04.10.2016г. устанавливает факт исполнения договора, а не регламентирует какие-либо его существенные условия.

Из искового заявления и пояснений представителя истца видно, что в 2016г. к истцу обратились директор ООО «Цевентус» Мосин Д.С. и Буров С.В. с просьбой о предоставлении займа, при этом в качестве обеспечения займа предложили личное поручительство по обязательствам ООО «Цевентус».

В ходе совместных переговоров истец согласился на предоставление займа указанным лицам в наличной форме из собственных сбережений.

В материалы дела представителем истца представлен нотариально удостоверенный протокол осмотра доказательств, из которого следует, что проект договора займа от 04.10.2016г., а также проекты договоров поручительства от 04.10.2016г. подготовила и направила Федосову А.Г. сторона ответчиков с адреса электронной почты <адрес>

Как указывает истец, у него с Мосиным Д.С., Буровым С.В. были дружеские отношения, он был уверен, что предложенный стороной ответчиков проект договора гарантирует правовую защиту в случае неисполнения обществом своих обязательств по возврату суммы займа.

Мосин Д.С., являясь руководителем ООО «Цевентус», подписал договор займа от 04.10.2016г. и передал оригинал данного документа Бурову С.В. для вручения его Федосову А.Г. в г.Москве. Так же Буров С.В., Мосин Д.С., Фролов Р.Е. подписали договоры поручительства №1, №2 и №3 от 04.10.2016г., в соответствии с условиями которых происходило обеспечение исполнения данными лицами обязательств ООО «Цевентус» по возврату суммы займа и процентов. Подписи в договорах поручительства ответчиками также не оспариваются.

04.10.2016г. Буров С.В. на встрече в г.Москве получил от Федосова А.Г. наличные денежные средства в размере 8000000 рублей, из которых 7000000 были предварительно снятые последним в отделении Сбербанка, что подтверждается расходным кассовым ордером от 04.10.2016г., имеющимся в материалах дела (л.д. 98 т.2), и 1000000 рублей был у Федосова А.Г. наличными с собой. В подтверждение факта получения указанных денежных средств Буров С.В. вручил Федосову А.Г. оригиналы договора займа от 04.10.2016г. и договоров поручительства №1, №2 и №3 от 04.10.2016г. На следующий день Мосин Д.С. позвонил Федосову А.Г. и сообщил, что денежные средства переданы ему Буровым С.В.

В рамках исполнения договора займа от 04.10.2016г. ответчики до определенного момента производили погашение процентов за пользование займом путем внесения денежных средств на лицевой счет Федосова А.Г., открытый в Райффайзен Банке, что подтверждается выпиской с лицевого счета, либо перечислением со счета, открытого на имя Минаева Ю.Ю., что подтверждается свидетельскими показаниями Минаева Ю.Ю. При этом поступившие на лицевой счет Федосова А.Г. в Райффайзен Банк денежные средства от Бурова С.В. носили характер процентов за пользование займами по договорам от 04.10.2016г. и 11.10.2016г., заключенным между истцом и обществом, так как иных финансовых отношений между сторонами спора не было, что подтверждал представитель ответчиков в судебном заседании.

Судебная коллегия также находит, что подтверждением заемных отношений между истцом и ответчиком ООО «Цевентус» являются расшифровки аудиофайлов разговоров между Федосовым А.Г., Мосиным Д.С., Буровым С.В. (л.д.99-125 том 2).

Судебная коллегия не соглашается с выводами суда в части удовлетворения встречного иска и признании договора займа от 04.10.2016г. между Федосовым А.Г. и ООО «Цевентус» незаключенным по безденежности, поскольку делая вывод о безденежности договора займа от 04.10.2016г., ссылается на положения Указания Банка России от 11.03.2014 №3210-У «О порядке ведения кассовых операций юридическими лицами и упрощенном порядке ведения кассовых операций индивидуальными предпринимателями и субъектами малого предпринимательства». 

Между тем заемные отношения сторон регулируются исключительно положениями главы 42 ГК РФ. Ни Федеральный закон от 06.12.2011г. №402-ФЗ «О бухгалтерском учете», ни Указания Банка России от 11.03.2014 №3210-У, ни иные нормативные правовые акты, на которые в своих возражениях ссылается Мосин Д.С., не регулируют отношения сторон по договору займа, а бухгалтерские документы не могут однозначно подтверждать наличие или отсутствие факта передачи денежных средств.

Тот факт, что поступление денежных средств по договору займа от 04.10.2016г. не отражено в данных бухгалтерского учета ООО «Цевентус» свидетельствует лишь о ненадлежащим ведении обществом бухгалтерского учета, о несоответствии в отчетности суммы дохода реальному доходу, и может являться основанием для привлечения общества к налоговой или административной ответственности, но не является основанием для признания договора займа незаключенным по безденежности.

Кроме того, истец не обладал соответствующими полномочиями и не вправе был контролировать отражение ООО «Цевентус» в бухгалтерском учете получение денежных средств по договору займа от 04.10.2016г.

Таким образом, судом при разрешении встречных исковых требований неверно были применены нормы материального права.

Также в материалы дела была предоставлена копия вступившего в силу решения Черемушкинского районного суда г.Москвы от 01.10 2018г. по делу по иску Федосова А.Г. к Селезневу А.И. о взыскании задолженности по договору поручительства, которым с Селезнева А.И. в пользу Федосова А.Г. взыскана задолженность по договору поручительства. К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены ООО «Цевентус», Мосин Д.С., Буров С.В., Фролов Р.Е.

Данным решением суда установлено, что в соответствии с договором поручительства №1 от 30.05.2018г. Селезнев А.И. обязался отвечать перед Федосовым А.Г. за исполнение ООО «Цевентус» заемных обязательств, в том числе по договору займа от 04.10.2016г., заключенного между Федосовым А.Г. и ООО «Цевентус» в пределах 100000 рублей основного долга. В связи с неисполнением обязательств по договорам займа суд постановил удовлетворить иск.

Таким образом, из п.1.3 договора займа от 04.10.2016г. следует, что настоящий договор, подписанный сторонами означает, что сумма займа передана займодавцем заемщику, то есть, в тексте договора указано, что сам факт подписания договора со стороны заемщика свидетельствует о том, что денежные средства переданы заимодавцем в полном объеме в момент подписания договора, соответственно, договор имеет силу акта приема-передачи (расписки) денежных средств. Данный договор займа сторонами подписан.

Исходя из изложенного, в соответствии с требованиями ст.67 ГПК РФ, применяя правила толкования договора, предусмотренные ст.431 ГК РФ, судебная коллегия приходит к выводу, что подписанный сторонами договор имеет силу акта приема-передачи денежных средств и что его подписание заемщиком подтверждает факт получения им от заимодавца указанной в договоре суммы денежных средств, то есть, договор займа заключен и является реальным.

Согласно п.1.5 договора займа от 04.10.2016г. денежные средства переданы Заемщику до востребования. Сумма займа должна быть возвращена Заемщиком в течение 20 календарных дней со дня предъявления Займодавцем требования об этом. Требование должно быть направлено на электронную почту Заемщика <адрес>

В силу п.1.4 договора займа на сумму займа начисляются проценты из расчета 3,5% в месяц.

В обеспечение исполнения обязательств по договору займа от 04.10.2016г. между Федосовым А.Г. (Кредитор) и Буровым С.В., Мосиным Д.С., Фроловым Р.Е. (Поручители) были заключены договоры поручительства №1, №2, №3 от 04.10.2016г. По данным договорам каждый из поручителей обязывается перед Кредитором отвечать за исполнение ООО «Цевентус» своих обязательств, возникших из договора займа от 04.10.2016г., в том числе в отношении основной суммы займа и процентов из расчета 3,5% в месяц.

Согласно пп.1.2, 1.3 договора поручитель обязан исполнить обязательства должника перед кредитором в течение 10 дней с момента получения от кредитора сообщения о невыполнении должником договора займа, сообщение направляется на электронную почту поручителя.

В соответствии со ст.363 ГК РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя. Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая оплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства.

07.06.2017г. Федосов А.Г. направил на адрес электронной почты <адрес>. письмо с требованием возврата денежных средств, переданных по договору займа от 04.10.2016г., а также оплаты процентов за пользование займом, однако ответа от заемщика получено не было.

22.02.2018г. истцом в адрес поручителей было направлено электронное письмо с требованием в десятидневный срок погасить задолженность по договору займа от 04.10.2016г. в пределах суммы, обеспеченной договорами поручительства. В ответ на указанное требование от Бурова С.В. и Мосина Д.С. истцом было получено письмо, из содержания которого следовало, что данные лица не признают факт заключения договоров займа и факт получения денежных средств именно ООО «Цевентус».

Обязательства в силу положений ст.ст.309,314 ГК РФ должны исполняться надлежащим образом, в соответствии с условиями обязательства и в срок. Односторонний отказ от исполнения обязательства в соответствии со ст.310 ГК РФ не допустим.

В силу ч.1 ст.809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Согласно ч.1 ст.810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Согласно ст.811 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном ч.1 ст.395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных ч.1 ст.809 ГК РФ.

В соответствии с ч.1 ст.395 ГК РФ в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Так же в силу ч.1 ст.361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

При неисполнении или ненадлежащим исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя (ч.1 ст.363 ГК РФ).

Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (ч.2 ст.363 ГК РФ).

С учетом вышеизложенного, указанных положений закона, расчета, представленного истцом (л.д.189 т.2), с ответчиков солидарно в пользу истца подлежат взысканию основной долг в размере 8000000рублей, проценты за пользование займом по договору займа за период с 05.03.2017г. по 05.09.2018г. в размере 4760 000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в связи с неисполнением денежного обязательства за период с 28.06.2017г. по 05.09.2018г. в размере 753111,11 рублей, а всего 13513111 рублей 11 коп., согласно представленному истцом расчету, проверенному судом апелляционной инстанции, признанному верным, и не оспоренному ответчиками.

В силу положений ст.98 ГПК РФ с ответчиков солидарно в пользу истца подлежит взысканию госпошлина в размере 60000рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

                                    О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Железнодорожного районного суда г.Новосибирска от 28 декабря 2018года отменить и принять новое решение.

В удовлетворении встречного иска Мосину Д. С. к Федосову А. Г. о признании договора займа между Федосовым А.Г. и ООО «Цевентус» от 04.10.2016г. незаключенным – отказать.

Исковые требования Федосова А.Г. к ООО «Цевентус», Мосину Д.С., Бурову С.В., Фролову Р.Е. удовлетворить.

Взыскать в пользу Федосова А. Г. солидарно с ООО «Цевентус», Мосина Д. С., Бурова С. В., Фролова Р. Е. денежные средства по договору займа от 04.10.2016г. в размере 8000000рублей, проценты за пользование займом по договору займа за период с 05.03.2017г. по 05.09.2018г. в размере 4760000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 28.06.2017г. по 05.09.2018г. в размере 753111 рублей 11 коп., всего 13513111рублей 11 коп., а также расходы по госпошлине в размере 60000рублей.

Апелляционную жалобу представителя Федосова А.Г. – Зырянова К.В. удовлетворить.

Председательствующий-

Судьи: